Познаем мир вместе
новые РЕЦЕПТЫ сайта

Махабхарата. Шантипарва. Глава 341

<< Содержание Шантипарвы >>

 

Нараяния

 

Главы:  336  337  338  339  340  341

 

Бхишма сказал:

Бхагаван, восхвалённый теми тайными именами,

Зримый во вселенском образе (вишварупе), муни Нараде явился,

Как бы подобно месяцу духовно чистый, и вместе с тем как бы вполне «от месяца отличный,

И как бы огнецветный, и как бы мысленно мелькнувшее звезды48 сиянье;

Как бы радуга крыла попугая, и как бы хрусталя искристость,

Как бы иссиня-чёрный мазок, и как бы золота груды;

То цвета ветки коралла, то как бы белый отблеск,

Здесь златоцветный, там подобный бериллу;

Как бы синева сапфира, местами — подобный смарагду;

Там цвета шеи павлина, местами — подобный жемчужной нити;

Так многоразличные цвета и образы принимал Вечный,

Святой стоголовый, тысячеголовый, тысяченогий, тысячеокий,

Тысячечревный, тысячерукий, а местами — незримый.

Слог АУМ звучал из уст его, Сарасвати же следовала тому звучанью.

Из других уст многие песнопения звучали и четыре Веды;

И Араньяки провозглашал бог Нараяна, могучий Хари;

Алтарь, кружку, чистые самоцветы, сандалии, траву куша,

Сияющего Пожирателя жертв (Хуташану), шкуру лани, посох

Держал в руках царь богов, владыка жертвоприношений;

Его, ублажённого, умиротворённого, Нарада, лучший из браминов.

Преклоняясь, безмолвно восславил Высочайшего Владыку;

Склонившему голову (Нараде) сказал Исток богов, Непреходящий.

 

Шри Бхагаван сказал:

Эката, Двита, Трита, великие риши

Прибыли в эту страну, меня созерцать вожделея.

Но меня они не узрели, и никто меня не может видеть,

Кроме безраздельно преданных, ты же из безраздельно преданных — наивысший.

Те мои превосходные образы49 родились в доме Дхармы, дваждырожденный,

Их ублажай постоянно. Теперь иди туда, откуда явился.

Избери дар, певец, я дам, какой только хочешь;

Я, всеобразный, непреходящий, тобой доволен.

 

Нарада сказал:

Ныне своего подвига дэви, самообуздания и воздержанья

Благой плод я получил, ибо я созерцал Владыку,

Для меня это наивысший дар лицезреть тебя, Вечный,

Бхагаван, Всеобразный, Лев, Вездесущий, великий Владыка!

 

Бхишма сказал:

Так явясь Нараде, сыну Парамештхина,

Он молвил слово: «Иди, Нарада, не мешкай!

Вот эти мои бхакты, свободные от органов чувств, не вкушающие пищи, сияющие, как месяц,

Должны обо мне размышлять нераздельно, пусть им не будет помехи!

Эти совершенные искони были сосредоточены на одном, причастные великой доле.

От тьмы и страсти они свободны и вступят в меня несомненно50.

Незримый для глаза, неощутимый для осязанья,

Необоняемый для обонянья, недоступный для вкуса.

Свойствам ясности, старости и мрака не причастный,

Вездесущий свидетель именуется Атманом мира.

Когда погибают тела многих и многих существ, он с ними не гибнет,

Нерождённый, постоянный, вечный, бесконечный, нераздельный;

Он превосходит дважды двенадцать сутей и называется двадцать пятым;

Он именуется бездейственным Пурушей, взирающим силой знанья;

Проникнув в него, освобождаются превосходные брамины;

Он познается как Васудэва, как высший вечный Атман.

О Нарада, виждь величие духа божия, его великую славу

Он никогда не пятнается ни хорошими, ни плохими делами.

Саттву, раджас и тамас свойствами (гунами) называют;

Они-то и действуют, пребывая в каждом теле.

Познающий поле наслаждается гунами, но им не наслаждаются гуны;

Он, лишенный свойств (гун), вкушает гуны, производит гуны и превосходит гуны.

О божественный риши, земля, поддерживающая преходящий мир, растворяется в водах,

В огонь вливается вода, огонь растворяется в ветре;

В пространстве растворяется ветер, пространство в манас вступает;

Манас, высшая суть, вливается в непроявленную природу.

Непроявленная природа, брамин, растворяется в бездейственном Пуруше,

Поэтому нет ничего выше вечного Пуруши;

Ибо нет вечного существа, подвижного или неподвижного, в преходящем мире,

Помимо того вечного Васудэвы, единого Пуруши;

Атман всех существ — тот мощный Васудэва.

Земля, ветер, пространство, вода, огонь — пятый;

Соединение тех великих сутей известно как тело;

Затем, о брамин, Он, легковейный, незримый, проникает в тело,

И, родясь, тот владыка становится двигателем тела;

Без сочетания основ (дхату) не бывает никакого тела,

А без дживы, брамин, ветры (праны) не двигают тела;

Этот джива считается Шешей или Санкаршаной владыкой;

От него происходит тот, кто своими делами достигает состояния Санаткумары.

И тот, в котором идут к растворению, к погибели все сути,

Этот манас всех существ именуют Прадьюмной51;

От него ж происходит тот, кого делателем, причиной и следствием считают;

Им возник весь преходящий мир, подвижный и неподвижный;

Анируддха есть проявляющийся во всех делах, владыка.

А бескачественный, знающий поле есть Бхагаван-Васудэва.

Его нужно знать, Индра раджей52, как дживу, как владыку Санкаршану.

От Санкаршаны возник Прадьюмна, его манасом называют,

От Прадьюмны — Анируддха, аханкара есть тот владыка.

О Нарада, вечное и гибнущее, бытие, небытие от меня возникают —

Весь этот преходящий мир, подвижный и неподвижный53.

Освобождаются в меня вступающие муни, мои бхакты;

Я познаваем, как Пуруша, бездействующий двадцать пятый,

Без двойственности, без самости, бескачественный, неделимый;

Но этого постичь ты не можешь, я как бы в образе тебе являюсь.

Коль пожелаю — мгновенно исчезну, ибо я владыка, учитель преходящего мира;

Это ведь только созданная мной майя, Нарада, что ты меня видишь.

Как все существа, ты причастен гунам и оттого меня познать неспособен,

Но полностью о своём четверояком образе я тебе поведал.

Джива в меня погружён, меня постигают как дживу;

Но твоё сознание еще не достигло возможности сказать: «Я видел Дживу!»

Я вездесущ, о брамин, и множества существ я внутренняя сущность.

Когда тела — скопленья сутей — гибнут, я не погибаю.

Те совершенные, сосредоточенные на одном, причастные великой доле люди,

Свободные от тьмы и страсти, в меня вступают, муни.

Золотое семя (Хираньягарбха), неизреченный54, четвероликий, начало мира,

Вечный бог Брама о целях моих размышляет55.

Из моего чела, из моего гнева изошёл Рудра56;

Виждь одиннадцать рудр, одесную меня стоящих!

А двенадцать Адитьев стоят ошую.

Впереди меня виждь восемь Васу, превосходных суров,

Смотри: позади стоят два врачевателя, Насатья и Дасра;

Виждь всех владык существ, виждь семерых ришей,

Веды и сотни жертвоприношений, виждь амриту и лечебные корни;

Разнообразные самоистязания, самообуздание, воздержанье,

Виждь восьмикратную божественную власть57, во мне едином принявшую образ,

Землю с её вершинами, блаженство, красоту, славу.

Виждь богиню Сарасвати, матерей Вед, во мне сущих,

И Северную звезду, Нарада, лучшую из звёзд на небосводе.

Виждь водохранилища: океаны, моря, озёра, реки;

Виждь четыре58 сонма предков, во мне воплощённых;

Виждь, безобразно59 во мне пребывают эти гуны.

Жертва богам и жертва предкам различны;

Я же богов и предков предок, я один изначален;

Став конской головой в северо-западном Океане,

Испиваю чистосердечную жертву богам (хавис) и благочестиво приносимую жертву предкам (кавья).

Некогда произвёл я Браму, он почтил меня жертвой;

Я дал ему непревосходимые дары, им почтённый:

Ты — мой сын и с начала кальпы — блюститель мира;

Я дал ему непревосходимые дары, им почтённый:

Ты — мой сын и с начала кальпы — блюститель мира;

Стань основой личности (аханкарой), отныне ты именуешься этим словом;

Никто не смеет преступать поставленных тобою граней;

Для тех, кто жаждет даров, ты — Брама, даров податель;

Ракшасы, змии, боги, о великий подвижник,

Предки, о долгорукий, постоянно блюдущий обеты,

И различные существа тебе воздадут почитанье.

 

Брама сказал:

Я — путь твоего проявленья60 в жертвоприношениях богам, о щедрый,

Я — твой послушник, о Брахмо, руководи мной, как сыном!

Эти, также другие дары я дал бессмертному, лучезарному Браме,

Великолепному, и, довольный, я предался высшему покою (нивритти).

Нирвана — снятие всех основ61 (дхарм) и считается запредельной;

Поэтому предавшийся сворачиванию да странствует, сворачивая деятельность всех членов

Принявшего себе в помощники знание, самоуглублённого, пребывающего в солнце Капилу,

Решительно утвердившегося в Санкхье, учителем именуют;

Это — Бхагаван Хираньягарбха, правильно восхвалённый в ведических гимнах62;

Я тот, кто радуется йоге, брамин, о котором говорится в писаниях йоги.

Я тот, кто достиг проявленья; вечный, я пребываю в небе;

Затем в конце тысячи юг преходящий мир я снова вбираю.

По завершении срока пребывания во мне всех существ, подвижных и неподвижных,

Один я снова творю преходящий мир силой знанья.

Тогда весь преходящий мир я снова творю силой знанья.

Наша четвёртая63 ипостась произвела непреходящего Шешу;

Он, именуемый Санкаршаной, породил Прадьюмну;

От Прадьюмны, как Анируддха, я сам себя творю снова и снова.

Затем от Анируддхи из лотоса его пупка возник Брама;

А все существа, подвижные и неподвижные, — от Брамы.

Таково здесь произрождение от начала кальпы, повторяющееся снова и снова,

Подобно восходу и закату солнца здесь64 на небосводе

Когда исчерпано время, он, безмерно сияющий, снова собственной силой мир в себя вбирает.

Затем ради блага существ, напрягая силы, землю,

Во всех её частях наполненную существами, исчезнувшую в опоясывающем океане,

Я устанавливаю65 на её место, приняв образ вепря.

Я убиваю Хираньякшу, того дайтью, кичащегося своей силой,

И, приняв образ Человекольва (Нрисинха) — Хираньякашипу

Ради помощи сурам я убиваю66 разрушающего жертвы сына Дити,

Могучего сына Вирочаны, великого асура Бали;

Необорный для всех миров с их ракшасами, асурами, богами,

Рождаясь, он сбрасывает Шакру с его трона;

Когда он в трёх мирах низвергает с трона супруга Шачи, его изгоняет,

Я возникаю от Адити и Кашьяпы, как двенадцатый Адитья67;

Затем я возвращаю царство безмерно могучему Шакре

И восстанавливаю, Нарада, богов в областях их владений;

Бали же я делаю обитателем равнин Паталы,

Бали, необорного для всех богов, того превосходного данаву.

В трета-югу я становлюсь Рамой68, отпрыском рода Бхригу;

Я искореняю кшатриев, их войска, колесницы.

А когда наступают сумерки между третой и двапара-югой,

Я становлюсь Рамой, сыном Дашаратхи, владыкой мира.

За преступление против Триты, Экаты и Двиты

Оба риши, сыны Праджапати, попадают в тела лесных человеков,

Лесными жителями становятся рождённые ими потомки,

Многосильные, многоотважные, могуществом равные Шакре.

Они становятся моими товарищами в деле богов, дваждырожденный;

Затем я убиваю владыку ракшасов, позорище рода Пуластьи,

Ужасного Равану с ордами, эту занозу мира.

Когда наступают сумерки между двапара и кали, когда юги бывают на исходе

Я проявляюсь ради гибели Камсы в стране Матхуре;

Очень много данавов, этих божьих врагов, я там убиваю,

Я делаю своим местопребыванием город Двараку

В стране Кушастхали, обитая в том городе, недругов Адити

Я убиваю: земного Нараку, Муру и данава Питху,

Прагджьотишу, их приятный город, разных богатств полный,

Я переношу в Кушастхали, убив верховного данава,

Махэшвару (Шиву) и Махасену (Сканду), их приспешника Бану;

Моих супротивников69 я одолею, хоть это высшие боги, чтимые всем миром;

Затем, победив тысячерукого Бану, сына Бали,

Я гублю всех живых в воздушном городе Саубхе,

И знаменитый Калаявана, поддерживаемый силой своего отца Гарги,

От меня примет смерть, о брамин превосходный.

Могучий Джарасандха, полоняющий всех раджей,

Надменный асур, возникает тот царь страны Гиривраджи,

С помощью моей мысли его убивает (Бхима).

Я убиваю Шишупалу во время жертвоприношения, совершаемого сыном Дхармы (Юдхиштхирой)

В собрании всех могучих земных раджей;

Только сын Васавы (Арджуна) мне добрым помощником будет;

Я утверждаю независимое царство Юдхиштхиры и его братьев;

Так распространяется в народе: Нара-Нараяна, два риши,

Эти два владыки возникают для сожжения кшатриев ради блага мира.

Облегчив подательницу сокровищ землю по её желанью70

Всех главных сатватов, о превосходный, также Двараки

Ужасную гибель я совершаю, в постижение Атмана погружаясь;

Как носитель четырёх ипостасей, непомерные деянья

Совершив, я удаляюсь в свои миры, их предуготовало Брахмо.

Вот мои проявления, дваждырожденный: фламинго (ханса), черепаха, рыба,

Вепрь, человеко-лев, карла, Рама (сын Джамадагни),

Рама, сын Дашаратхи, царь сатватов (Кришна) и Калки.

Когда утрачиваются Веды, Шрутн, они мной вбираются снова,

А вместе с Ведами и Шрутин и деяния, совершённые некогда в крита-югу,

Извлекаются из мира, и едва ли какие-либо преданья

Сохраняют люди; когда уходят мои высочайшие проявленья,

Исполнив своё дело в мире, воплощения снова в свою природу входят.

Подобного созерцания меня, какого ты достиг, дваждырожденный,

На одном сосредоточив разум, ещё ни один брамин не смог достигнуть;

Так тебе, благочестивый брамин, я всё поведал:

Прошлое, грядущее, превосходный, с их тайной.

 

Бхишма сказал:

Так тот бог, несущий вселенский лик, вечный,

Бхагаван, сказав такое слово, исчез мгновенно.

Нарада же, получив желанный дар, поспешил многосильный

В обитель Бадари, Нару-Нараяну лицезреть желая.

Эту великую Упанишаду, соответствующую четырём Ведам,

Составленную по Санкхье-йоге, он назвал «Панчаратра»;

Изошедшее из уст Нараяны слово Нарада возвестил снова

В обители Брамы так, сынок, как он видел и слышал.

 

Юдхиштхира сказал:

О том чудном величии духа Нараяны, премудрого бога,

До рассказа Нарады разве не знал уже Брама?

Ведь владыка-предок не отличается от того бога,

Как же он сияние безмерно могучего не постигает?

 

Бхишма сказал:

Сотни великих мировых кругов, тысячи великих мировых кругов

Проявления, растворения происходили, о Индра раджей;

Началом проистекания мира считается Брама, производящий существа, владыка,

О раджа, он знает того превосходного бога, который намного его превыше,

Того запредельного владыку, Атмана, и своё происхожденье

Знает и множество других совершенных, собравшихся в обители Брамы.

Им Нарада поведал согласованную с Ведами быль (пурану);

Среди тех присутствующих, осуществивших Атмана, внимал ей Сурья;

Затем своим последователям, раджа, её он поведал,

Осуществившим Атмана шестидесяти шести ришам,

Сотворенным для него спутникам в мирах, озарённых Сурьей,

Им всем, осуществившим Атмана, Сурья поведал.

Последовавшие учению суры, сынок, и махатмы-риши

Сообщили остальным богам, собравшимся на Меру, это великое знанье;

От богов тогда услышал о нём дваждырождённый Асита;

О, Индра князей, этот лучший муни сообщил нашим предкам.

А мне, сынок мой, отец, Шантану, поведал;

То, что я слышал, я сообщил тебе, Бхарата.

Суры и муни, внимавшие этой пуране,

Запредельного Атмана все и везде почитают;

Царь, происходящее от высшего, передаваемое ришами повествованье

Ты ни в коем случае не должен передавать71 не чтущим Васудэву.

Из сотен других повествований, что я тебе передал, раджа,

Из всех, которым ты внимал, это повествование в себя нектар вобрало.

Как суры и асуры, раджа, собирали спахтанную амриту,

Так собрана здесь и эта, некогда возвещенная певцами амрита.

Человек, постоянно читающий или слушающий это повествованье,

Нераздельно всем существом преданный Нараяне и с нераздельно преданными соединённый,

Достигнув великого Белого острова, становится луноцветным человеком

И проникает в лучезарного бога, в этом нет сомненья.

Выслушав это повествованье от начала и до конца, страждущий освобождается от болезни,

Желающий знанья получит желанное, а благоговейный пойдет по пути бхакти.

Ты должен всегда почитать Пурушоттаму, раджа;

Он — мать, отец Вселенной, учитель преходящего мира;

Брахманический бог Бхагаван да будет твоим вечным другом,

О Юдхиштхира, тот Джанардана долгорукий, премудрый.

 

Вайшампаяна сказал:

Джанамеджая, выслушав это превосходное повествование, раджа Юдхиштхира

И все его братья Нараяне предались безраздельно.

«Победил Бхагаван, тот Пуруша!» — так они говорили, Бхарата.

Постоянно распространявший святую речь и преданный шептанью молитвы

Тот превосходный наш гуру, Двайпаяна-Кришна, тот муни,

Предаваясь Нараяне, творил превосходное шептанье молитвы;

Он с поднебесья спустился к раскинувшемуся Молочному морю, вместилищу амриты,

Совершил поклоненье владыке богов и снова отправился в свою обитель.

 

Бхишма сказал:

Вот тебе поведано всё, сказанное Нарадой; я повторяю

Передававшееся из поколенья в поколенье; так и отец мне рассказывал когда-то.

 

Саути сказал:

Всё сказанное Вайшампаяной я возвестил тебе, раджа,

Выслушав это полностью, Джанамеджая совершил поклонение по уставу.

И вы все, творящие подвиг, блюдущие обеты,

Обитатели леса Наймиши, главные из знающих все Веды,

Собравшиеся на великое торжество Шаунаки72 превосходные брамины,

Вы должны хорошо совершать жертву Вечному, Высочайшему Владыке.

Предание, передаваемое из поколения в поколение, мой отец (Вайшампаяна) некогда мне поведал.

 

Такова в великой «Махабхарате» в «Книге об умиротворении» триста сорок первая глава.

ОКОНЧЕНО «НАРАЯНИЯ»

 

Примечания:

48 Звёзды — нет возможности сколько-нибудь адекватно передать смысловую насыщенность слова dhiыnya; нужно считать, что первичное значение этой отглагольной формы — «мыслимый», «умственный»; отсюда — «духовный», отсюда — через смысл «священный» совершается переход к самому близкому для индийца священному предмету — огню; здесь смысл расширяется до представления «источник света», «звезда»; возвращаясь к первичному значению, — «мелькнувшая, как мысль, звезда», «метеор», «вспышка мысли», «озарение»; от понятия «огонь» — «жертвенник» и в соединении со смыслом «звезда» — «Созвездие жертвенника» (название сохранилось и в современной астрономии). Слово dhiыnya уже несёт в себе весь смысл развёртываемого дальше, изумляющего своей художественной правдой переживания в его смысловых и красочных переливах; это настоящее чудо искусства.

49 Образы — Нара, Нараяна, Хари, Кришна, Сваямбхува (см. 336, 9).

50 Несомненно — здесь текст прерывается, по-видимому, позднейшей вставкой учения о вьюхе, так как получается явная неувязка между повелением немедленно уходить и дальнейшим длинным поучением.

51 Прадьюмной — в шл. 36-37 даётся теологическая интерпретация диалектики единое — множество. Тетрада проявления в вишнуизме символизируется четырьмя ипостасями (вьюха) Вишну; это учение развито в Бхагавата-пуране.

52 Индра раджей — редакционная небрежность: речь обращена к Нараде.

53 Неподвижный — порядок полушлок в переводе изменён.

54 Неизреченный — ср. Тайт. уп., 2, 4 (Дейссен).

55 Размышляет — Дейссен добавляет: «будучи моим интеллектом».

56 Рудра — классовая борьба между браминами и кшатриями в религиозной жизни выражалась в борьбе вишнуизма и шиваизма; в «Махабхарате» часто встречаются упоминания о соперничестве Вишну и Шивы. В зависимости от характера текста одерживает верх то один, то другой бог; в конце концов боги примиряются, как должны были примириться и соперничающие касты

57 Власть — Дейссен поясняет, что речь идёт о восьми совершенствах (см. прим. калькуттского издания).

58 Четыре — см. 270, 15 и прим.

59 Безóбразно — то есть растворившиеся, находящиеся в пралае.

60 Проявленья — Брама есть жертвенная молитва и Веды, как путь проявления Вишну.

61 Основ — такое определение нирваны необычно для браманизма; в данном случае «дхарма» нужно понимать в буддийском смысле: мгновенный элемент проявления, образующий прерывистый ряд, иллюзорно воспринимаемый как непрерывное течение времени. Слово nirvāna встречается только в самых поздних Упанишадах: Кшурика уп., 35; Йогататтва уп., 13 — в обоих случаях в смысле «угасания» и только в заключительной фразе Арунея уп., в смысле brahmanirvāna (ср. «Бхагавадгита», II.72). Таким образом это слово, особенно в таком контексте, можно рассматривать как буддийский термин. Дейссен безоговорочно понимает здесь слово dharma, как Pflicht, что можно сопоставить с «Бхагавадгитой», XVIII.66: «Оставив все обязанности, ищи у одного меня прибежища».

62 В ведических гимнах — Дейссен ссылается на Швет. уп., V.2; ср. также «Бхагавадгита», X.26.

63 Четвёртая — то есть Васудэва (Дейссен).

64 Здесь — повторение подлинника.

65 Устанавливаю — в подлиннике в этой и следующих шлоках стоит будущее время, Дейссен сохраняет его в переводе; но думается, что по-русски правильней дать настоящее время многократного вида, так как общий смысл речи не носит характера предсказания; здесь излагаются закономерности развития миропроявления

66 Убиваю — по другому мифу Индра убивает этого асура, а Вишну лишь содействует (ср. гл. 223-225).

67 Двенадцатый Адитья — в более ранних текстах Адитьев насчитывается гораздо меньше; чем позднее текст, тем больше число их.

68 Рамой — о подробностях см. «Повесть о Раме», [97], III вып. этой серии.

69 Супротивников — это очень важное место, так как здесь без околичностей говорится о вражде Вишну и Шивы. Оно является веским доказательством неоднократно высказываемой концепции борьбы вишнуизма и шиваизма в ранний период развития этих течений, первого — кшатрийского, второго — браминского.

70 Желанью — Земля в собрании богов просила облегчить ей ношу, что Вишну и обещал сделать. Так объяснялась причина войны кауравов и пандавов (ср. кн. XI, [98], вып. IV).

71 Не должен передавать — ср. «Бхагавад-гита», XVIII.67; такие ограничения свидетельствуют, что вишнуизм тогда ещё недостаточно окреп.

72 Торжество Шаунаки — в кн. I повествуется о торжественном жертвоприношении, устроенном Шаунакой; во время совершения обряда рассказывается «Махабхарата».

Все категории раздела «Религиозно-философское наследие Индии»
новые СТАТЬИ сайта