Познаем мир вместе
новые РЕЦЕПТЫ сайта

Махабхарата. Шантипарва. Глава 285

<< Содержание Шантипарвы >>

 

Возникновение горячки

 

Главы: 284  285  286

 

Джанамеджая7 сказал:

Брамин, как во времена потомка Вивасвана (Ману) произошло нарушенье

Жертвоприношения коня, которое совершал владыка существ Прачетас Дакша?

Как разгневался владыка всех существ, заметив гнев богини Умы?

И как его милостью было восстановлено жертвоприношение Дакши?

Это мне расскажи досконально, я знать желаю!

 

Вайшампаяна сказал:

Некогда Дакша приносил жертву на хребте Химавата

В посещаемой совершенными и ришами прекрасной обители Гангадваре,

Там росли разные деревья, обвитые лианами, множество гандхарвов, апсар её населяло.

Перед Дакшей, лучшим из блюстителей закона, окруженным сонмами ришей,

Жители земли, поднебесья, небесного мира предстали,

Пред тем владыкой существ, сложив молитвенно руки.

Боги, данавы, гандхарвы, ракшасы, пишачи, наги

Оба гандхарва Хаха и Хуху, Нарада и Тумбуру,

Вишвавасу, Вишвасена и другие гандхарвы, апсары.

Сыны Адити, васавы, рудры, праведники, множество марутов —

Вместе с Индрой все пришли участвовать в жертве,

Пьющие пар, пьющие сому, пьющие дым, пьющие топлёное масло.

Риши и предки пришли вместе с Брамой —

Эти и другие, множество существ четырехвидных:

Рождённые живыми, яйцерождённые, из семени проросшие, рождённые из пота —

Все были созваны, приглашены с супругами боги;

Они на сияющих воздушных колесницах, как пламенеющие огни, стояли.

Их увидев, Дадхичи, охваченный негодованием, молвил слово:

«Это не жертвоприношение, это не благочестие, где Рудра8 не почтён жертвой!

В узы смерти попадают такие, как изменить их участь?

Как же не видят они заблужденья, гибели предстоящей?

Наступающее великое горе в великом торжественном обряде как не замечают?»

Так молвил великий йогин и, взглянув умственным взором,

Узрел Махадэву и подательницу даров прекрасную Дэви,

Также махатму Нараду возле той богини.

Удостоверившись в этом, он остался очень доволен.

«Мантры их все однобоки, раз не обращены к Владыке», — подумал;

И, тот край9 покидая, Дадхичи молвил слово:

«Человек, что поклоняется недостойному поклоненья, достойного же не почитает

Одинаково совершает грех, равный человекоубийству.

Неправедного я не говорил никогда и впредь говорить не стану:

И средь богов, и средь ришей говорю только правду.

На грядущего Пастыря, творца, владыку преходящего мира,

Лучшего вкусителя жертв, на повелителя всех — воззрите!»

 

Дакша сказал:

Много у нас таких рудр-ревунов с дротиками в руках, заплетающих волосы в косы10:

Одиннадцать их на свои места явились, но среди них не узнаю Махэшвары!

 

Дадхичи сказал:

Вот эта мантра твоя всех призывает, его же молитвенно не призываешь!

Как выше Шанкары иного божества я не вижу,

Так и щедрое жертвоприношение Дакши не совершится11!

 

Дакша сказал:

Я приношу на золотом блюде жертву, очищенную мантрами и гимнами по закону,

Владыке этого торжества — Вишну12, непревосходимому Владыке, ибо ему надлежит совершать жертву хавис.

 

Богиня Ума сказала:

Какой именно дар я могла бы предоставить или обет, или подвиг свершить, за который ныне супруг мой,

Непредставимый владыка, получил бы долю или половину, хотя бы треть доли?!

 

Вайшампаяна сказал:

Так говорящей взволнованной своей супруге с весёлым видом отвечал владыка.

 

Владыка сказал:

«Хрупкостанная, ты не знаешь ни меня, богиня, ни с каким словом надлежит ко мне, как владыке празднества, обращаться.

Я же знаю себя, большеокая; те же, утратившие способность размышления (дхьяны), меня не знают.

Как ты находишься в заблуждении ныне, так впадут в заблуждение боги, с их Индрой и все три мира!

По существу меня священнодействующие восхваляют, и те, что поют саманы, мне поют гимн Ратхантара.

Мне совершают жертвы брамины, знающие Брахмо, мне жрецы адхварью предоставляют долю13!

 

Богиня сказала:

В присутствии женщин всякий мужчина,

Даже деревенщина, бахвалится да хвастает, конечно.

 

Владыка сказал:

Владычица богов, я не бахвалюсь, тонкостанная, ты меня увидишь,

Широкобёдрая, знай: я отправлюсь, прекрасноцветная14, разрушать жертвоприношение.

 

Вайшампаяна сказал:

Это сказав супруге, любимой, как жизнь, владычице Уме,

Тот властелин изрыгнул изо рта ужасное существо, приводящее в трепет15;

Махэшвара ему приказал: «Разгони празднество Дакши!»

Тогда тот единственный в своём роде лев, которого Шива изрыгнул изо рта, играя,

Уничтожил жертвоприношение Дакши ради успокоения гнева богини.

В негодовании великая владычица, престрашная богиня Кали,

Огромная, последовала за ним, чтобы самой быть свидетельницей дела;

Зная согласие бога, она голову перед ним склонила.

Тот лев был похож на Шиву отвагой, облечён в образ его силы;

Это был воплощенный гнев самого владыки.

Непомерный по силе мужества, непомерный по силе отваги,

Именовался Вирабхадрой тот мститель за негодованье богини.

Множество царственных существ, называемых «раумья16», он произвёл из ворсинок шкуры,

Множество витязей, равных рудрам, крайне храбрых, страшных,

Те ринулись вихрем на жертву Дакши, чтобы её уничтожить,

Сотни, тысячи огромных телом, страховитых.

Неистовым ликованьем они тогда наполнили поднебесье,

И небожители струсили17, перепуганные тем страшным воем.

Раздирались горы и тряслась земля, существ опора,

Заметались ветры-маруты, и заколыхалось царство Варуны.

Не сияли огни, не сияло всеозаряющее солнце,

Не появлялись планеты, созвездия, месяц;

Не показывались ни риши, ни боги, ни люди.

Когда настала тьма, пожар устроила нежить;

Одни страшилища жертвенные столбы вырывали,

Иные растаскивали, другие, их захватив, ломали.

Налетали бурей, бушевали с быстротой ветра, со скоростью мысли,

Разбивали жертвенную посуду, ломали дивные убранства.

Всё было разбросано, словно звёзды по небу;

Навалены горами дивные яства, разлиты напитки;

Рекою текло молоко, с грязью смешались сливки, топлёное масло,

Простокваша, ром, разбавленный водой, в песке валялись сласти;

Всё, что обладало каким-либо из шести вкусов, кубки напитков, радующих сердце,

Всевозможные мяса, всевозможные яства,

Всё, что можно сосать, лизать, дивные напитки

Разливали, швыряли, пожирали разнообразные хари.

Рождённые гневом Рудры, видом подобные огню последнего часа,

Огромные ростом, они разгоняли рати богов, распространяя страх повсюду.

За молодушками18, жёнами богов, разные оборотни гонялись,

За теми19, которых все боги тщательно прятали от гнева Рудры;

Сотворенный Рудрой (Вирабхадра) быстро сжёг повсюду, что было уготовано для жертвы;

Он учинил ужасающий шум, все существа приводивший в трепет;

Завывал, ликовал, срезая голову жертвы.

Тогда все боги во главе с Брамой20 и владыка существ Дакша,

Сложив молитвенно руки, сказали: «Да будет нам открыто, кто ты, владыка?»

 

Вирабхадра сказал:

Я не Рудра, не Дэви, сюда я пришёл не для вкушения жертвы;

Поняв, что, негодует богиня, разгневался владыка всех живущих.

Не для того, чтобы властителей-певцов увидеть, не любопытства ради,

Знай, я сюда пришёл твоё жертвоприношение уничтожить.

Меня зовут Вирабхадра, я возник от гнева Рудры,

Эту ж зовут Бхадракали, от гнева богини она возникла.

Мы оба возникли силой бога богов и оба явились к жертве.

Владыка певцов21, приди под защиту Шивы бога богов, супруга Умы!

Даже гнев этого бога предпочтительней дара от другого бога.

 

Вайшампаяна сказал:

Выслушав слово Вирабхадры, Дакша, лучший из блюстителей дхармы,

Ублажил Махэшвару гимном и земным поклоном:

«Припадаю к стопам вечного, крепкого, непреходящего владыки-бога,

Махатмы, Махадэвы, властителя всего преходящего мира...

Когда22 начиналось величайшее жертвоприношение владыки существ Дакши,

Созваны были все боги и богатые подвигом риши,

Но дэва не был позван сюда, Махэшвара, творец вселенной;

Разгневанный Махадэва пустил туда свои орды;

Запылало место жертвоприношения, дваждырожденные разбежались.

Подобно сонму звёзд, пламенел тогда сотворенный Рудрой махатма (Вирабхадра)

Вместе с дружиной; рыком, как дротиками, они сердца пронзали,

Когда были вырваны, повалены жертвенные столбы и расшвырены повсюду,

Когда их крылья разносили вопли сотен шакалов23,

Когда сошлись якши, гандхарвы, ракшасы, змии, пишачи...».

...Он же (Шива), закрыв рот, тщательно удерживал прану-апану.

Взором блуждал яснозрящий врагов победитель.

Бог богов внезапно с жаровни24 поднялся, блистая,

Как тысячи солнц, подобный пламени кончины мира.

Улыбнувшись, он молвил слово: «скажи, что для тебя мне сделать?»

Тогда раздалось поучение, подготовленное для торжества учителем богов Брихаспати.

Со слезами на глазах, на щеках, трепещущий в тоске и страхе

Владыка существ Дакша, сложив молитвенно руки, сказал тому богу:

«Коль благосклонен владыка, ежели я ублажил владыку,

Ежели я получить достоин, коль ты мне дар предлагаешь,

То, что сожжено, проглочено, пожрано, выпито, что погибло,

Что разбито, растащено, всё, что заготовлено было для жертвы,

Что с великим усердием, очень тщательно обдумывалось долгое время,

Для меня да не будет тщетным; этот дар выбираю».

«Да будет так!» — отвечал владыка Хара, ослепитель Бхаги,

Блюститель дхармы, диковинноглазый, треокий бог, существ повелитель.

Упав на колени, ниц склонившись, принял владычный дар Дакша;

Тысяча восемь имён произнёс он, восхваляя того, кто носит быка на стяге.

 

Такова в великой «Махабхарате» в «Книге об умиротворении» двести восемьдесят пятая глава.

 

Примечания:

7 Джанамеджая — по плану построения «Мокшадхармы» вопрос должен был бы ставить Юдхиштхира, а не Джанамеджая, отвечать — Бхишма. Нарушение плана есть лишнее свидетельство того, что данная глава — более поздний вариант шиваитского мифа.

8 Рудра — в более позднее время Рудра считался покровителем йогинов, и они его особенно чтили. Дадхичи, как великий йогин, естественно, возмущается непочтением к Рудре; высказав своё возмущение и угрозу Дакше и другим богам, он уходит. В «Бхагавад-гите», значительно более раннем памятнике, чем «Мокшадхарма», владыкой йоги назван Вишну. В данном мифе отразилась борьба двух культов — вишнуитского и шиваитского.

9 Тот край — то есть Гангадвару (врата Ганги, ущелье из которого она выходит на равнину); здесь происходило торжество, принимать участие в котором Дадхичи не хотел, считая его греховным. Этот протест брамина выражает борьбу браминов-аскетов за нового бога (с точки зрения ведической религии).

10 Заплетающий волосы в косы — kapardin, букв. значит: «заплетающий волосы на голове в виде раковины». С такой причёской обыкновенно изображают многих индийских святых, например, Будду. Она является одним из признаков странствующего аскета. Когда Гаутама постиг, что уже в этом воплощении он станет Буддой, он взмахом меча отсёк себе волосы с заклятием: если волосы упадут на землю, то значит он не достигнет нирваны, если же не упадут — достигнет. Какое-то божество подхватило волосы и прикрепило их на небосводе как созвездие («волосы Вероники»). Легенда показывает, что этому знаку придавалось большое значение. Слово kapardin приобрело значение эпитета Шивы-Рудры

11 Не совершится — «как... так», обычная форма заговоров с древних времён; она основана на «законе подобия», который особенно тщательно развивала «герметическая» литература.

12 Вишну — этот вариант мифа об уничтожении жертвы Дакши представляет особый интерес: вариант чётко указывает, кому приносил жертву Дакша. Устами своего поклонника Шива проклинает ритуал, определяет его как нечестивый, зная, что жертвоприношение посвящено Вишну. Важно отметить, что Дадхичи — один среди огромного количества участников жертвоприношения. Фанатически настроенные йогины, вопреки сопротивлению не только кшатриев, но и подавляющей части жречества, активно боролись за внедрение культа Шивы. Ведические жертвенные уставы не предусматривали доли Шивы в жертве. В эпоху создания эпоса создавались мифы о борьбе Шивы за свою долю в жертве — обычно упоминаются ведические боги, подвергшиеся нападению Шивы. Вишну также боролся за свою часть, как об этом повествуется в Нараянии, но борьба эта не доходила до яростных схваток. Веды знают Вишну, хотя и как очень второстепенное божество: Вишну приходилось отстаивать свою первоверховность, что было не так уж трудно, а Шиве приходилось добиваться включения в пантеон; Дакша говорит, что он, демиург, не знает Рудры (Шивы), что среди известных ему богов он такого не видал. Конечно, в мифах о борьбе Шивы символически отражается классовая борьба в древнеиндийском обществе, которую догматически отрицают некоторые индийские источники.

13 Долю — ср. «Бхагавад-гита», IX.23, где Вишну-Кришна высказывается весьма аналогично.

14 Прекрасноцветная — индийская эстетика и этикет требуют при обращении к женщине или при рассказе о ней обязательного лестного упоминания о её физических свойствах. В обращении Шивы к Парвати, звучащем для нас несколько громоздко, полностью соблюдены правила эстетики. Шива упоминает о трёх непременных признаках женской красоты: узком стане, широком тазе и хорошем цвете лица (остальные два: пухлые губы и развитые груди). Беглого взгляда на памятники индийского искусства достаточно, чтобы убедиться, насколько строго соблюдались эти требования, — чем архаичней памятник, тем резче выражены эти черты женских фигур.

15 Приводящее в трепет — букв. «вздыбливающее волосы». Участие пиломоторного (волоскового) рефлекса в эмоциональных реакциях тонкие наблюдатели психофизиологических явлений подметили уже давно, и выражение romaharыa очень рано вошло в употребление при описании эмоций страха, восторга, радости. Позднее в описании психофизиологических явлений при йоге кундалини совершенно чётко говорится о сегментарных психо-пиломоторных рефлексах. Тантрам известен и восходящий (спинальный), и нисходящий (церебральный) пиломоторный рефлекс, отмечается скачковое распространение рефлекса, строго соответствующее вегетативным сплетениям пограничного ствола, которые в йоге называются «круги» (чакра).

16 Раумья — «волосковые» — шлока построена на аллитерациях на букву «р» с двойной игрой слов: roma — «волоски на теле» и raudra — «страшный», «ужасный»; кроме того, в обеих полушлоках есть слова на гласное и язычковое «r» — srijad, virya, parakrama. В переводе удаётся сохранить только аллитерации на «р». Музыка санскритской шлоки передаёт рыканье льва. Вирабхадра — лев, на котором ездит богиня Кали.

17 Струсили — санскрит знает два основных глагола для обозначения страха. Корень tras означает «трястись», «дрожать», а отсюда — «трусить» (ср. украинское «труситься»). Глагол выражает физическую сторону эмоции, наиболее выраженной чертой её является дрожание. Глагол bhi — «бояться», «страшиться», bhaya — «боязнь», «страх». Этот корень используется для выражения психической стороны эмоции. «Махабхарата» часто говорит о страхе, испытываемом богами, особенно Индрой, и в этих случаях обычно пользуются глаголом tras, а не bhi. Мне представляется этот момент настолько характерным, что его нужно отразить в переводе.

18 Молодушками — yoṣita, букв. кобылица, молодая женщина.

19 За теми — Дейссен переводит «всё» и связывает эту полушлоку со следующей, а первую заканчивает точкой.

20 С Брамой — в данном варианте Брама низведён в ряд всех других богов, и не сам Шива учиняет погром, а сотворённый им Вирабхадра, к которому Брама обращается как к неведомой высшей силе. Эти моменты ясно показывают, что второй вариант разгрома жертвоприношения Дакши сложен значительно позднее первого, в период, когда культ Шивы уже входил в силу.

21 Владыка певцов — обращение к Дакше.

22 Когда — отрывок, начинающийся здесь и кончающийся 65 шлокой, в бомбейском издании заключен в скобки, как явная интерполяция (Дейссен). Данный вариант разрушения жертвы Дакши целиком шиваитский; бог-соперник Вишну в нём унижен: предназначенная ему жертва осквернена и уничтожена, а сам он не смеет появиться, чтобы защитить свои права. В лице Дадхичи торжествуют аскеты-брамины, восхваляя победу своего бога Шивы и радуясь унижению бога кшатриев Вишну.

23 Шакалов — так в тексте. Здесь обрывается вставка, период не закончен. Смысл данной полушлоки не вполне ясен. Здесь можно предположить какую-то незаконченную игру слов: сivā — «благой», эвфемистическое наименование Рудры, «шакала».

24 Жаровни — при магических инвокациях на южной стороне ставилась жаровня. На раскалённые угли её бросались ароматические вещества; считалось, что их дым служил материалом для образования «тел» духов, вызываемых заклинателем. При достаточно живом воображении в поднимающихся с жаровни клубах дыма можно было видеть разные облики.

Все категории раздела «Религиозно-философское наследие Индии»
новые СТАТЬИ сайта